Трихомонада{0}

Трихомонада – типичный паразит, бесполый, всеядный, вла­деющий тремя спосо­бами дыха­ния, факультативный анаэроб (пре­красно обходится без кислорода); в норме делится минимум надвое каждые 3,5 часа; в зависимости от внешних (для трихомонады) ус­ловий существует в од­ной из переходящих друг в друга форм: цистоподобная (похожая на клетку) – неподвижная, жгути­ковая (под­вижная и типичная, по которой её и опреде­ляют визуально), и амё­бовидная – наиболее хищная. Крупных амёбовидных трихомонад гематологи зовут «моноцитами». Продуктами своей жизнедеятельно­сти трихомонады отравляют организм, сни­жая тем самым иммуни­тет. Один из отходов трихомонадной жизнедеятельности – «пло­хой» холестерин, именно из него состоят отло­жения в кровеносных сосудах. Следующий ещё один «плохой» про­дукт, выделяемый три­хомона­дами – молочная кислота. Этим она довольно лихо обма­нывает орга­низм: якобы, процесс гликолиза завершен, а на самом деле полно­ценный цикл Кребса во­обще не про­изводился. Хозяин трихомонад ощущает мышечную слабость, а врач не может ему ни­чего вразу­мительного объяснить, так как раньше труды Свищё­вой не читал. Текст этого абзаца – тест на внимательность чита­теля. Тромбы в кровеносных сосудах – колонии трихомонад (заметьте – вагинальных, ибо эти пара­зиты сбросили фермент гиалуронидазу, расщепляющий все ткани, содержащие гиалуроновую ки­слоту, в том числе – стенки кровенос­ных сосудов), чаще – в цистоподоб­ной форме, ибо амёбо­видную или жгутиковую иммунитет быстрее рас­познает и опера­тивнее на неё среагирует. Любая раковая опухоль, любой локализации, состоит из коло­нии оседлых трихомонад. Здесь надо сделать паузу, чтобы онко­логи и кардиологи могли перевести дух и начать собираться с мыс­лями, чем бы обидным ответить автору. Зряшные потуги! Чем сразу от­рицать, лучше пере­чтите это ещё несколько раз: опухоли и тромбы состоят из живых трихомонад.

Дальше будет ещё страшнее: все НИИ и клиники, где делают онкобольным химио­те­рапию и облучение – ситуацию лишь усу­губ­ляют: не имея пред­ставления о сущности ра­ковых опухолей, там способствуют их развитию и росту: трихомонада разруша­ется только при облучении, превы­шающем дозу в 7000 рад, все осталь­ные, более же мелкие её только ещё более озлокачествли­вают и застав­ляют мигрировать кровотоком по орга­низму, га­рантируя ме­тастазы. Химиотерапев­тиче­ское воздействие на трихомонаду также вызы­вает её миг­рацию: врач видит уменьшение опу­холи, радостно демонстри­рует его паци­енту и не понимает, что только ускорил смерть боль­ного на­сильственным метаста­зирова­нием. Либо понимает, но – молчит, стервец…

Печень любого хронического больного, не говоря уже об онко­логическом, одно­значно пора­жена и нуждается в быстром восста­новлении. Поэтому любое онкозаболева­ние всегда сопровож­дается признаками диагностируемого гепатита.

У трихомонады внешняя оболочка небелковая, поэтому ее мо­гут разрушить только специ­альные противотрихомонадные препа­раты – метронидазолы. Если пациент прини­мает только ре­комен­дованную дозу трихопола (до 4-х таблеток в сутки), то паразиты начи­нают вырабаты­вать собственный им­мунитет на метронида­золы, становясь со време­нем неуязвимыми. Не по­ни­мая сути онко­процесса, врачи, соответственно, не знают и ме­то­дов борьбы с опу­холями, тем бо­лее – природными средствами. Я заявляю это со всей ответственностью, так как понимающих суть вра­чей – единицы, с ними приятно разгова­ривать, приятно читать их действительно здра­вые сужде­ния. Основная масса, к сожале­нию, мёртвой хваткой держится за пучок тупиковых теорий, не по­нимая, что истина мо­жет быть только одна. Если у онколога возникли сомнения по по­воду ваших шансов жить дальше – он никогда их вам не выскажет: он же давал клятву, помните, в эпи­графе: «…и ни с кем другим». Мало того – он и своему коллеге-врачу не имеет права сказать правду о его действительном состоянии: сам, мол, специалист – вот и догады­вайся. Эта тактика «умыва­ния рук» оправдана: врачи действительно не могут победить рак, вот и при­дают своей беспомощ­ности «закон­ные» обоснования. Нет, на словах они очень хотят научиться бороться с онко­пато­ло­гиями, но пытаются найти решения самостоятельно, без по­мощи «посторон­них». Клят­венное «… и ни с кем другим» не позво­ляет врачу принимать помощь от какого-то химика Свищёвой. Добро хоть, что не все врачи – ортодоксы, некоторые из них даже попали в медицину по призва­нию. Они-то и в тупи­ковости господствующих теорий убе­ди­лись, и не считают зазорным восполь­зо­ваться разум­ным советом. Я не одного себя имею в виду в роли «разумного советчика», а и тех меди­ков, которые убедились в правоте па­разитарной теории. Ка­кие фак­торы заставляют быстрее сообра­жать? Либо – когда при­пекло, либо – когда очень хочешь докопаться до истины. В обоих случаях дело касается человеческой жизни, особенно если эта жизнь – собствен­ная.

На практике онкобольной всегда выживает вопреки уси­лиям врача, так как помогает вы­здоро­веть только повышение энерге­тики и иммунитета. Конечно, и диетоте­рапия здесь тоже играет свою положительную роль, но читатель, видимо, уже догадался, что вся дие­тотерапия основана на понимании биотической терапии. Если вы – сельский житель и у вас – рак, то эта книга по­мо­жет вам выжить лучше, чем советы сотни академиков, умер­ших от рака.

Бактерии выдерживают облучение 1200 рад – помните это!
После химиотерапии перешедшие в амебовидную «ипостась» трихомонады обнаружи­вают себя в форме, терминологически име­нуемой как «плоскоклеточный рак».
Фиброма – это колония трихомонад, окружившая себя капсу­лой. Онкологи на­зывают это «орого­вевшая форма». Такую опухоль ле­чить труднее, но можно: наиболее активны трихомонады в диа­па­зоне рН 4,8 – 6,3. Сравните с пиком появления свободных ради­ка­лов и сделайте выводы: избыток свободных ра­дикалов предшествует всплеску количест­венного роста трихомонад. Кстати, желаю­щие могут на этом попробовать защитить уче­ную степень, начер­тив гра­фик.
Линда Маккартни и иорданский король Хусейн умерли из-за бездарности лечащих вра­чей и соб­ственной без­грамотности. Онко­логи, докажите, что вы можете соображать: по­старайтесь не допус­тить подобных «громких» смертей, и люди начнут вам доверять без опаски. Но для этого нужно ревизовать господствующие в онколо­гии безнадёжно тупико­вые ошибочные теории!
Любимый ответ врача-выскочки на предложение объяснить что-либо «сугубо медицинское», таков: «Это не для средних умов!». Я таки нашёл объяснение этому «замечательному» ответу: мышление-то у среднего врача – ниже среднего, поэтому он говорит это о тех, чей «средний» уровень интеллекта выше, чем у среднего дипломированного врача. Врач своим ответом позиционирует «среднего умом» собеседника от себя и своих коллег с интеллектом ниже среднего, и тем самым даёт понять, что «всяким чужим взрослым в их песочнице нечего ковыряться». А народ понимает эти слова превратно. Себе на горе… Но продолжим.
Трихомонады ослабляют своими токсинами красные кровяные тельца и пожи­рают их.
Трихомонаду, прогло­тившую несколько эритроцитов, гематологи ошибочно принимают за «мега­кариоцит» – якобы «кроветворную клетку костного моз­га». А осколки разрушен­ных три­хомо­над – за «тром­боциты». (Для справки за­бывшим аз­буку упорствующим меди­кам: все бел­ковые клетки аутолизи­ру­ются, то есть – растворяются. Дальше объяснять, или этого дос­таточно, ко­гда вы смотрите в микроскоп и видите куски небелко­вых ошмёт­ков?). Тромбо­циты – бесцветные. Особо бестолко­вым можно прочитать дважды или даже несколькожды. Пока не посветлеет в мозгах.
Своими токсинами трихомонады расплавляют лейкоцитов.
Являясь бесполыми, трихомонады пожирают сперматозоиды и тем самым повышают свой потен­циал самооплодотворения. Одно­временно делая хозяина спер­матозоидов бесплодным.
В результате снижения иммунитета хозяина трихомонады де­лают его способ­ным полу­чить то или иное заболевание. Как выте­кает из перечисленного, чем ниже иммуни­тет – тем шире спектр возможных болезней.
Наиболее активны трихомонады, напоминаю, при рН в диапазоне 4,8 – 6,3 (средняя величина – 5,5). Ни­чего на память не приходит? Из рекламы, например?
Пока иммунитет ещё сопротивляется, трихомонады каждые 3,5 часа делятся только на­двое, но при существенном ослаблении им­мунитета процесс деле­ния паразитов начи­нает принимать лавино­образный характер, причём от одной трихомонады отпочковыва­ются сразу три-четыре особи (шизогоидный процесс) – это называ­ется злокачественной опухолью.
Понятие «доброкачественная» относится к опухоли, рост которой пока ещё сдержива­ется имму­нитетом.
Пролиферация (прорастание сквозь окружающие ткани) опу­холи – признак её озлокаче­ствле­ния. Наша славная действующая онколо­гия дружно опускает руки, отметив этот факт, и рекомен­дует лишь симптоматическое «лечение» антибиотиками и прочей хи­миотера­пией: глупее выду­мать трудно;
Гормональные нарушения вызывают снижение иммунитета;
Остановить рост раковой опухоли можно, лишь ПОВЫСИВ энер­гетику и иммунитет боль­ного, как минимум;
По данным ВОЗ самым распростра­нённым заболеванием на пла­нете является ТРИХО­МО­НОЗ;
Неудивительно, что ВТОРЫМ по распространению заболева­нием стал ХЛАМИДИОЗ.
Можно продолжать список дальше, но так как целью книги является объяснение ме­ханизмов заболеваний различных типов, ме­тодик излечения в кон­кретных случаях, то де­тально рассматри­вать различные патологии будем в соответствующих разделах. Выше­приведенная логическая це­почка должна дать толчок к про­буждению мысли, заставить понять: на ровном месте болезнь не возникает, её надо подготовить и спровоцировать. Из­быток свободных радикалов – провокация подготовки к возможности заболеть, так как обес­печивают улучшение условий для развития три­хомонад. Отра­вители организма – трихомонады – важнейшие на сегодня факторы снижения уровня иммунитета, хотя диаг­ноз «трихомоноз» ставится лишь тогда, когда трихомонад нельзя не заметить. Предваряя тема­тику заключительной главы первой книги, необ­ходимо отметить: СПИД явля­ется сверхпара­зитарным заболева­нием, вызванным совмест­ным действием двух паразитов-анта­гони­стов: паразита человека трихомонады и паразита трихомонады – вируса ВИЧ. Навряд ли в ближайшие годы медики смогут опро­вергнуть это открытие. Для этого нужно хотя бы ознако­миться с трудами Свищёвой, пополнить багаж собственных зна­ний, про­вести кли­нические ис­пы­тания новых методик. Но не си­деть и охать – ведь ВИЧ всё-таки переда­ётся воздушно-капель­ным путём!!! И чем быстрее населе­ние в этом убедится, тем меньше людей останется. Медики, вхо­дящие в основную группу риска, почувствуют это на себе первые. Если эта перспек­тива их пу­гает, пусть начинают думать. Нахождение в анализах больного «атипичных лимфоцитов» – при­знак нали­чия в межтканевой жидкости – лимфе – амёбовидных трихомонад. Зная их аг­рессив­ность в этой стадии, можно с уве­рен­ностью предсказать скорую кончину больного, если его срочно не ле­чить от трихомо­ноза. Увы, врач стоит насмерть, когда речь идёт о новых методиках. И всегда проигры­вает…

Материал опубликован: 23.03.2016